Фото Миргород :: mirgorod.com.ua

Миргородский полковник Григорий Лесницкий и его род

Людмила РОЗСОХА

Миргородский полковник Григорий Лесницкий и его род

Миргородский полковник Григорий Лесницкий (? - 1664), как и гетман Иван Выговский, - одна из трагических фигур нашей истории ХVII века. Григорий Лесницкий, по утверждению И. Крипьякевича, принадлежал к той казацкой старшине, которая происходила из украинской шляхты, с недоверием относилась к России, однако была неблагосклонной и к режиму польских магнатов, хоть и не отрекалась от привилегий, которые давало ей благородное происхождение. К такой благородной группы принадлежали Иван и Данило Выговские, Григорий Лесницкий, Григорий Гуляницкий, Михаил Крыса, Павел Тетеря, Самойло Богданович-3арудный [1].

Григорий Лесницкий - украинский шляхтич из Киевщины. Его родовое имение - Толстолес. Имя его отца - Сахно, ведь в разных источниках Григорий упоминается как Сахненко, Сахнович, Софонович.

Неизвестно, каким образом судьба забросила Григория на Миргородщину, но в 1649 г. он уже служил реестровым казаком Миргородской полковой сотни (по некоторым данным [2], в 1646 г. Лесницкий уже был миргородским полковником). Модзалевский называет периодом его полковничества 1653 - 1654 и 1657 - 1658 годы [3]. По крайней мере, точно известно, что миргородским полковником он стал после Матвея Гладкого, который был казнен в 1652 г.

Антироссийские взгляды Лесницкого четко проявились еще на Переяславской раде 1654 года, когда миргородский полковник вместе с переяславским полковником Павлом Тетерей и генеральным судьей Самойлом Зарудным возглавил оппозицию, выступавшую против присяги царю [4]. Они требовали взаимной присяги также от царских послов по защите Запорожского войска и гарантий ненарушения казацких вольностей.

28 сентября 1655 года Миргородский полк во главе с Г. Лесницким в составе войска Б. Хмельницкого разгромил польские войска под Городком на Галичине. В июне 1657 г., еще при жизни Богдана Хмельницкого, Лесницкий назначен на должность наказного гетмана. Военный талант Миргородского полковника и наказного гетмана был оценен Хмельницким: он подарил ему городок Шишаки Миргородского полка, дал привилегию на Вильшану (Ольшана) в Корсунском полке (Вильшана тогда по количеству населения равнялась Миргороду). Имел Лесницкий также двор в Миргороде.

Диапазон его деятельности, по всей видимости, был широким. Миргородский полковник как глубоко набожный человек сделал немало добрых дел для монастырей. В Полтавском Крестовоздвиженском монастыре хранилась книга «Евхологион или Молитвослов» киевского издания 1646 года, которую Григорий Лесницкий с женой Еленой в 1б53 году передали святой обители [5]. А в 1660 г. он совершил благотворительный акт, подарив Лубенскому Мгарскому монастырю лес в Толстом Байраке, что под Шишаками. Известно, что в 1662 году Г. Лесницкий состоял во Львовском Братстве.

После смерти Богдана Хмельницкого в течение некоторого времени, во второй половине 1657 г. и в начале 1658 года, Григорий Лесницкий снова находился в правительстве наказного гетмана. Политическая ориентация Лесницкого проявлялась все увереннее - как антимосковская и пропольская, которая была выгодной для Украины в то трудное время. В эти годы в Лесницкого возникла мысль самому стать гетманом в Украине [6]. Но с избранием на гетманство Ивана Выговского он стал одним из наиболее убежденным сторонником гетмана и последовательно продолжал поддерживать его в ориентации на уход от России, в борьбе против полтавского полковника Мартына Пушкаря - лидера промосковской партии среди казацкой старшины.

Во второй половине января 1658 г. Выговский, как пишет С. Величко, «прибыл из Гадяча в Миргород и пробыл у тамошнего полковника Григория Лесницкого несколько дней» [7], ожидая возвращения от Пушкаря своего посланца, гадячского наместника Тимоша Прокоповича, который должен склонить Пушкаря к согласию с Выговским. Когда же узнал, что полтавский полковник пленил и заковал его посланца, то, пораженный и разгневанный, отправил из Миргорода в Полтаву свой Сербский компанейский полк во главе с И. Сербином, чтобы тот захватил Пушкаря; пошли с ними и казаки под руководством И. Богуна. Сам же Выговский 25 января уехал из Миргорода в Чигирин. Компанейцы потерпели поражение: близ Диканьки они были разбиты полковником Барабашем, которого послал Пушкарь. Триста компанейцев погибло в той сече, а которые остались живыми, вернулись с печальной вестью в Миргород. Это вызвало и в Лесницкого, и в миргородцев тревогу, потому что можно было ожидать погони за сербами и нападения на Миргород. С тех пор, по словам С. Величка, «загорелся огонь склочный казацкого несогласия».

Пушкарь имел довольно значительное влияние на часть казачества и старшины левосторонней Украины, и Лесницкий чувствовал шаткость своего положения. Когда полтавский полковник со своим полком, а также сборным полком Дейнека и запорожским полком Барабаша начал подступать к Миргороду против Лесницкого, последний, опасаясь, что его казаки перейдут на сторону Пушкаря, вышел из города с частью преданных ему казаков и отправился по направлению к Лубнам [8]. Сторонники Пушкарева остались в Миргороде, направили дело так, что миргородцы в начале марта 1658 г. выбрали полковником Степана Довгаля, единомышленника Пушкарева.

Сразу после этого, весной 1658 года, Григорий Лесницкий вместе с Иваном Богуном был командирован гетманом Выговским как посол в Москву. Целью посольства было сформировать в российской верхушке негативное мнение о Пушкаре и запорожском полковнике Якове Барабаше, которые восстали против гетмана Выговского. Чтобы добиться поддержки России в борьбе против мятежников, Лесницкому от имени гетмана пришлось пойти на некоторые уступки московскому правительству и прибегнуть к тактическому ходу: он просил прислать в украинские города русских воевод [9]. Цель посольства была достигнута: Пушкарь не получил поддержки из Москвы и потерпел поражение (был убит 7 июня 1658 г.).

В том же году Иван Выговский посылал Григория Лесницкого как опытного в дипломатических делах политика еще и послом в Польшу. Лесницкий был одним из самых действенных инициаторов Гадячского соглашения в сентябре 1658 года, согласно которому Украина избавлялась протектората России и под названием «Великое Княжество Русское» становилась автономным субъектом федерации трех государств - Польши, Литвы и Украины.

После Гадячского соглашения российский царь Алексей Михайлович послал князя Ромодановского, чтобы тот усмирил сторонников Выговского. Ромодановский в ноябре 1658 г. вышел из Белгорода на Полтавщину, распространив универсалы с призывом к восстанию против Выговского, вместе с пушкаревыми дейнеками «перешел реку Псел и ударил на Миргород, который застал беззащитным. Здесь он отобрал у местных жителей все их имения »[10] и пошел на Лубны. Сторонник Выговского Лубенский полковник Павел Швец ушел из Лубен, покинули родной город и жители, взяв с собой домашнее добро. Войско князя Ромодановского до основания сожгло Лубны. Россия покоряла Украину огнем.

Образованный, мудрый и умеренный Григорий Лесницкий при гетмане Иване Выговском стал генеральным судьей Войска Запорожского. Он был рядом с Выговским в течение всего времени его гетманства, во время триумфа и в трагические минуты. Даже когда Выговский отрекся от гетманства, именно генеральному судье Г. Лесницкому он поручил доставить гетманские клейноды для передачи их новоизбранному гетману [11].

Несмотря на решение Переяславской рады 17 октября 1659 г. о том, что ближайшим единомышленникам Выговского, в том числе и Лесницкому, в дальнейшем «никогда в совете военной и секретной и в правительстве никаком не быть», новоизбранный гетман Юрий Хмельницкий просил Москву оставить Лесницкого в должности генерального судьи [12]. Юрий Хмельницкий, как и прежде его отец, посылал Лесницкого к польскому королю, потому что именно в лице опытного генерального судьи видел того человека, который в полной мере осознавал всю опасность, нависшую над Украиной: соперничество между Польшей и Москвой, которое обессилило и оба государства, и саму Украину, и прокладывало путь третьем сопернику - Оттоманской Порте.

Государственные стремление Ивана Выговского и его сподвижника и единомышленника Григория Лесницкого, несмотря на их ориентацию на Польшу, вызывали у короля постоянное подозрение. Так, заподозрив их в причастности к организации народного восстания против польской шляхты, военный суд Польши приговорил их к смертной казни. Григорий Лесницкий был расстрелян поляками в 1664 году.

Трагизм судеб И. Выговского и Г. Лесницкого заключается в том, что их идея украинской государственности, как продукт высокообразованных аристократических умов, в то время еще не нашла полной поддержки у населения, которое не поняло дальновидных высоких целей своих проводников. Победил консерватизм и прагматизм мышления массы (как впоследствии было не раз в нашей истории).

* * *

После смерти Григория род Лесницких все же в упадок не пришел. Миргородский полковник оставил после себя трех сыновей - Даниила, Дмитрия и Ивана. Жена Григория, Елена, став вдовой, через некоторое время вышла замуж во второй раз, как пишет А. Лазаревский, «за какого Степана Куницкого» [13]. Около 1672 г. они уже находились в браке.

Степан (Стефан) Куницкий - довольно известная в истории личность. В конце 60-х - начале 70-х годов XVII в. этот галицкий шляхтич служил у гетмана Петра Дорошенко, стратегической целью которого было объединение Правобережной и Левобережной Украины. Именно этой цели была подчинена и деятельность С. Куницкого, хотя нельзя давать этому деятелю однозначной оценки, ведь в сложном переплетении политических событий второй половины XVII века он часто в своих действиях руководствовался собственной выгодой.

При гетмане И. Самойловиче, в 1672 году Куницкому было разрешено поселиться и строиться в Миргороде. Он получил звание войскового товарища, но вскоре вернулся на Правобережье, где в 1675 г. был нобилитирован. Самойлович воспринял предоставление Куницкому прав дворянства как предательство Войска Запорожского и в 1674 г. над Стефаном Куницким совершили суд на старшинском совете в Батурине. Впрочем, недоволен Куницким был и польский король Ян III Собеский за то, что казачество Правобережной Украине непоследовательно действовало в пользу Речи Посполитой. В 1683 г. королевским универсалом энергичный С. Куницкий был назначен гетманом Правобережья.

С начала своего гетманства он проводил политику казацкой колонизации земель правого берега Украины и активно приглашал население Правобережья осваивать такие города как Мошин, Ракитное, Богуслав [14]. Именно через С. Куницкого и его жену Елену налаживались связи Миргородщины с правобережной Украиной.

Степан Куницкий еще в 1672 г. забрал жену из Миргородского полка на Правобережье. Старший пасынок Куницкого Даниил Куницкий к тому времени уже был взрослым. Лазаревский высказывал предположение, что Даниил тоже принадлежал к кругу, близкого к гетману Дорошенко, противнику Москвы. Даниил, вернувшись в отцовское имение, при гетмане И. Самойловиче восстановил свои утраченные права как собственника городка Шишаки на Миргородщине, а к тому же получил села Матяшовка и Милюшки. Ему, «яко особе в Войску Запорожском заслужоной», в 1689 году подтвердил права на эти владения еще и гетман Иван Мазепа [15]. Имел Даниил Лесницкий также мельницы на реке Псел. В 1672 г. Даниил упоминается как «резидент Трипольский» [16].

В 1683-1684 годах столица гетмана С. Куницкого была в Немирове, а его жена Елена имела двор в Богуславе. Ее оценивали как очень деятельную и смелую женщину. Через Елену Лесницкую-Куницкую в Немиров шли потоки беженцев из Левобережья, в том числе и из Миргородского полка, спасавшихся от гнета московской колониальной администрации. Гетман И. Самойлович был настолько возмущен ее деятельностью, что даже снарядил военный отряд для ее пленения, но гетманше Елене удалось бежать в резиденцию мужа [17].

Судьба гетмана Стефана Куницкого имела трагический финал. Казаки, недовольные его поражением в декабре 1683 г. в бою с буджацкими татарами под селом Тобакко, что на реке Прут, собрались в начале марта 1684 г. на казацкую раду с целью переизбрать своего проводника. При попытке побега Куницкий был убит. Его жена Елена после смерти мужа сбежала в Польшу, но впоследствии, уже при гетмане А. Могиле, вернулась и добивалась возмещения причиненных ей убытков и возврата богатств в Богуславе.

Ее сын Даниил Лесницкий умер в 1695 г. О других сыновьях Миргородского полковника Григория Лесницкого сохранились только отдельные отрывочные свидетельства. Дмитрий упоминается в документах за 1672 и 1673 годы. Иван служил в армии, имел звание войскового товарища, владел селом Милюшки до 1715 года, когда миргородский полковник Данило Апостол передал это село своему зятю Ивану Ломиковскому [18].

Потомки Миргородского полковника Лесницкого по линии сына Даниила дали продолжение роду. Они унаследовали отцовские имения. Данилов сын Григорий Лесницкий, названный в честь своего знаменитого деда-полковника, в 1707 - 1709 годах служил миргородским полковым сотником, в 1709 году вместе с братом Романом получил гетманский универсал на городок Шишаки, село Матяшовка и мельницы на реке Псел. Григорий был женат на Марфе, дочери переяславского полковника Леонтия Полуботка [19], родной сестрой наказного гетмана Павла Полуботка.

Второй сын Даниила Лесницкого - Роман - в 1709 году был значковым товарищем Миргородского полка, в 1723 - 1729 годах - действительным Шишацким сотником, владел в Шишаках 197 дворами, а в селе Матяшовке - 51 двором. Роман умер около 1729 – 1730 г. Известно и имя его жены - Анна Туранскивна, представительница казацко-старшинского рода Туранских (Турянских) [20]. У Романа Лесницкго был сын Демьяна и дочь Ефросинья (находилась в браке с Алексеем Богаевским, гадяцким полковым есаулом, 1761 г.). Именно от Романа получил продолжение род Лесницкого. Демьян Романович Лесницкий сочетался браком с Евдокией Перекрестовой-Осиповой, которая была дочерью представителей двух известных на Миргородщине родов - Василия Даниловича Перекрестова и Марии Михайловны Осиповой. Кстати, Осипова происходила из рода Миргородского протопопа Филиппа - деятеля времен гетмана Выговского и Григория Лесницкого.

Демьянов сын Николай Лесницкий (около 1732 – 1795 гг.), правнук Миргородского полковника, по казацкому обычаю начал службу в Миргородском полку в 1757 г. в звании войскового товарища [21].

В 1769 году он уже был, как и его дед Роман, Шишацким сотником, а в 1781 году - полковым есаулом. С ликвидацией полкового строя в начале 80-х годов получил чин коллежского асессора. Имел дворы в Шишаках (136 душ), где и жил, в Матяшовке (22 души), в хуторе Молодиковщина Шишацкого сотни (7 душ) и в хуторе Купчинском (5 душ) [22] - так называлось тогда Гоголевская Васильевка. Жена (поженились в 1761 г., в Шишаках) - Мария, дочь военного товарища Ивана Кириякова, жила на хуторе Молодиковщина.

В архиве Коша Запорожской Сечи сохранилось дело о следствии, которое в 1772 г. велось в Сорочинцах кошевой старшинской депутацией во главе с Дмитрием Сиромахой и Степаном Роменским. Рассматривалось не совсем достойное поведение Шишацкого сотника Михаила Лесницкого, который, находясь с командой на землях Войска Запорожского, в слободе Мечебиловке, оказывал притеснения тамошним жителям. Проживал в Шишаках и брат Николая Лесницкого Григорий (родился около 1746 г.), бунчуковый товарищ, а впоследствии коллежский асессор, женат на дворянке Елене Андреевне. Сестра братьев Лесницких (ее имя не установлено) в 1770 году была женой Лапы-Данилевского из известного казацко-старшинского рода с городка Шишаки. В «верительном письме» от 1779 г. Шишацкий помещик Лев Данилевский называет Лесницких своими «предшественниками» [23]. Из рода Лесницких был еще какой коллежский канцелярист, который в 1781 году владел хутором (6 домов) в Шишацкой сотне, а также некий Роман Лесницкий, который в 1766 году был значковым товарищем Миргородского полка.

В конце ХVIII века Лесницкие жили также в Полтавском и Богодуховском уездах. Даниил, сын Николая Лесницкого, в середине XIX века был помещиком в селе Матвеевке Богодуховского уезда. В брака не состоял. Служил секретарем фельдмаршальского штата. Даниил Николаевич имел двух сестер. Одна из них - Анастасия; о второй известно, что она была женой помещика Полтавского уезда Федора Кованько, имела сына Николая (родился в1 797 г. в селе Матвеевке, унаследовал от матери хутор Молодиковщина) и дочь Александру (родилась в 1794 году в селе Рыбцах Полтавского уезда, умерла малолетней). Даниил и Анастасия Лесницкие были крестными родителями детей супругов Кованько [24].

Последним из известных нам представителей рода был капитан Александр Лесницкий, владелец имения в Миргородском уезде, который умер ранее 1851 года [25]. К отдаленным родственникам Миргородского полковника принадлежали также Павел Демьянович Лесницкий, житель городка Барышевки, на средства которого в 1718 г. в Киеве на Подоле построена церковь Введения Пресвятой Богородицы во храм, и маляр Михаил Лесницкий, который в 1772 - 1773 годах работал над восстановлением живописи в церквях Киево-Печерской Лавры [26].

Примечания.

1. Крипьякевич И. Богдан Хмельницкий. - Львов, 1990 - с.299.

2. Дашкевич Я. Гетманская Украина // Достопримечательности Украины. - 1990. - №2. - С.13.

3. Модзалевский В.Л. Малороссийский родословник. - Т.3. - К., 1912 - с.244.

4. Воссоединение Украины с Россией: Документы и материалы. - Т.2. - М., 1953 - С.153.

5. Левицкий О. Отчет об осмотре старинных храмов в г. Полтаве и в гг. Богачка и Шишаках Миргородский уезда // Чтение в историческом обществе Нестора летописца. - Кн. 17 - К., 1903 - С.34.

6. Лазаревский А. Люди старой Малороссии. 14 Лесницкие // Киевская старина. - 1886. - Т.XV, июль. - С.452.

7. Величко Самойло. Летопись. - Т.1. - К., 1991 - с.228.

8. Там же. - С.229-230.

9. Антонович В., Бец В. Исторические деятели Юго-Западной России в биографии и портретах Иван Остапович Выговский // УИЖ .. - 1991 - № 3 - С.132.

10. Величко Самойло. Летопись. - Т.1. - С.235.

11. Соловьев С.М. История России с древнейших времен. - Кн. VI. - Т.2. - С.55.

12. Там же. - С.81.

13. Лазаревский А. Люди старой Малороссии. - С.453.

14. Чухлиб Т.В. Украинско-польское военное взаимодействие во время гетманства С. Куницкого (1683 - 1684 гг.) // УИЖ .. - 2000 - № 5 - С.52.

15. Лазаревский А. Указанное источник.

16. Модзалевский В.Л. Малороссийский родословник. - Т.3. - К., 1912 - С.245.

17 Чухлиб Т.В. Указанный источник. - С.52.

18. Барвинский В.А. Генеральное следствие о маетностях Миргородского полка 1729 – 1730 гг. // Труды Полтавской ученой архивной комиссии. – Вып. 9. – Полтава, 1912. – С.121–179.

19. Модзалевский В.Л. Указанный источник. - С.245.

20. Барвинский В.А. Генеральное следствие ...- С.137-138.

21. Киевская старина. - 1998. - № 3 - С.173.

22. Описания Киевского наместничества 70-80 годов XVIII в. - К., 1989 - С.256.

23. Деловая документация Гетманщины. - К., 1993 - С.192.

24. Модзалевский В.Л. Малороссийский родословник. - Т.2. - К., 1910 - С.365, 366, 374.

25. Полтавские губернские ведомости. - 1851 - № 43 - отд. 2 - с.235.

26. Жолтовский П. Художественная жизнь на Украине в XVI - XVIII вв. - К., 1983 - С.143.

1998–2000 гг.