Фото Миргород :: mirgorod.com.ua

Из истории миргородской лужи

Людмила РОЗСОХА

ИЗ ИСТОРИИ МИРГОРОДСКОЙ ЛУЖИ

Каждому миргородцу памятны иронические гоголевские слова из описания нашего города в «Повести о том, как поссорились Иван Иванович с Иваном Никифоровичем»: «Чудный город Миргород! Каких в нем нет строений!.. Если будете подходить к площади, то, верно, на время остановитесь полюбоваться видом: на ней находится лужа, удивительная лужа! единственная, какую только вам удавалось когда видеть! Она занимает почти всю площадь. Прекрасная лужа! Домы и домики, которые издали можно принять за копны сена, обступивши вокруг, дивятся красоте ее».

Одному Богу известно, с какого времени эта лужа существовала в Миргороде. В 80-х годах XVIII века, когда готовилось известное путешествие императрицы Екатерины II на юг, центральная часть современной улицы Гоголя была наспех вымощена брусчаткой.

г. Миргородъ, улица Н.В. Гоголя, фото начала ХХ в.
г. Миргородъ, улица Н.В. Гоголя, фото начала ХХ в.

С тех пор улица получила официальное название Екатерининский тракт, а миргородцы называли ее «каменкой». Со временем от старой брусчатки остались только отдельные камни, по которым еще можно было кое-как пройти, когда начинались дожди и беспросветная грязь.

Тротуаров почти не было. Улицы города не имели четкого планирования: застройка издавна шла хаотично, было множество незанятых площадей.

Интересно рассказывает о борьбе жителей Миргорода с лужей Ефросинья Соколовская в своих воспоминаниях об Афанасии Сластионе [1], художнике, искусствоведе, этнографе и общественном деятеле, преподавателе Миргородской художественно-промышленной школы (который был, к тому же, крестным отцом, воспитателем и учителем автора мемуарных записей).

В XIX веке центр города сосредотачивался вокруг Успенского собора. Главная улица города, Сорочинская, была длиннее, чем сейчас: ее линия пролегала мимо нынешней территории нового краеведческого музея, в направлении Успенского собора и выходила к реке Хорол. Вот именно между Гоголевской улице и той, сейчас уже исчезнувшей частью Сорочинской улицы, метров на четыреста вдоль, и пролегала эта удивительная лужа, с многочисленными рукавами, поросшими осокой и ряской. Эти рукава доходили с одной стороны до Базарной площади (ныне это территория между центральным входом курорта и районным домом культуры) , с другой - к Успенскому собору. В годы сильных паводков лужа заливала весь современный центр города.

За собором был переулок, который вел к мостику через реку Хорол, за которым начиналась Ковалевщина - имение миргородских помещиков Ковалевских (сегодня эти земли застроены курортом). На площади между этим переулком и улицей Сорочинской, на крутом изгибе русла Хорола, на возвышении неподалеку от собора, стояло здание уездного суда, которое в свое время вызвало ироническое восхищение Николая Гоголя: «В нем, милостивые государи, восемь окошек! восемь окошек в ряд, прямо на площадь и на то водное пространство... которое городничий называет озером!».

Это был тот самый уездный суд, из которого когда-то, если верить нашему земляку-писателю, достопамятная рябая супоросная свинья Ивана Ивановича украла исковое заявление Ивана Никифоровича. Самого здания суда сегодня уже давно нет. (Правда, несколько лет назад там еще сохранялся старый погреб, говорили, что он принадлежал уездному суду). В начале ХХ века уездный суд был в помещении, где сейчас находится приемное отделение курорта.

Позади дома старого уездного суда можно было спуститься к Хоролу по улице Базарной (это современная улица Якова Усика, только продолжалась она в направлении реки, мимо собора).

Лужа образовывалась во время весеннего паводка от стыка с рекой. Летом, когда вода спадала, то лужу отделяли от реки возвышение, и застоявшаяся вода надолго оставалась широким разливом в центре города, досаждая миргородцам своими «ароматами», кваканьем лягушек и комарами.

В 1900 году в Миргород в гости к Афанасию Сластиону (Сластену) приехал писатель Владимир Короленко. У друзей, которые были влюблены в Миргород, возникла идея ликвидировать печально знаменитую лужу. Оба деятеля встретились с «обществом» - несколькими мудрыми пожилыми миргородцами с большим жизненным опытом, от которых узнали, что много лет назад, очевидно, еще в начале XIX века, на месте стыка лужи с рекой (ныне это территория между Вечным Огнем и берегом Хорола) был водяная мельница. Когда обследовали место, обнаружили в воде у берега остатки этой мельницы - каменную глыбу, сваи, яму для мельничного колеса и искусственное русло, которое шло метров на двести в направлении собора.

В этом водоеме и накапливалась вода: паводковые остатки, дождевые стоки с улиц Сорочинской и Гоголевской.

Миргородское общество поддержало идею Сластена и Короленко по ликвидации лужи. Не осталась равнодушной и городская управа, и врач И.А. Зубковский, который всегда приветствовал все прогрессивные начинания и помогал их осуществлению. Управа выделила средства для поднятия левого берега Хорола в том месте, где лужа соединялась с рекой, чтобы весной паводковые воды не шли к центру города. Создалась целая группа добровольцев для работы над осушкой лужи.

Осенью, когда рукава водоемы подсохли, через них была проложена гать. Она соединила собой напрямую две улицы - Сорочинскую и Гоголевскую - и проходила от Гоголевской улицы прямо к собору. Локализованная лужа значительно уменьшилась в размерах. Бывшие ее рукава по гати постепенно высохли, и вскоре на этом месте было начато строительство двухэтажного здания городской управы (ныне здание районной государственной администрации) с сараями и конюшнями во дворе за ним.

Осушка лужи дала дополнительные площади для застройки, и на Гоголевской улице было построено типографию и кинотеатр-иллюзион. Поверху гати проложили широкую дорогу, которая вела прямо к входу в собор, эта дорога сохранилась и сегодня. Афанасий Сластен организовал добровольцев и учащихся художественно-промышленной школы, которые с обеих сторон обсадили эту дорогу стройными тополями, которые пожилые люди их еще помнят.

Одновременно с застройкой района, водоем лужи постепенно все больше засыпали, выравнивали. Центр города очень изменился к лучшему. Особенно когда была найдена минеральная вода, и Миргород стал превращаться из провинциального городка на город с перспективой в будущем, к нему потянулись предприимчивые люди.

По решению городской думы в сентябре 1914 года все зимние ярмарки были переведены из центра Миргорода в пригород Портянки, где выделили для ярмарочных потребностей 8 десятин городской земли [2].

10 августа 1916 года состоялось экстренное собрание миргородской городской думы, на котором было принято решение: делегировать в Киев врачей Ивана Андреевича Зубковского и заведующего Миргородским курортом - Владимира Стояновича Марковича с ходатайством в Министерство внутренних дел о выделении беспроцентного займа Миргороду в сумме 74 385 рублей сроком на пятнадцать лет для мощения и улучшения Гоголевской улицы, осушку низких мест в Миргороде и защиты от затопления окрестностей, примыкавших к реке, поскольку это было крайне необходимо в связи со строительством курорта [3].

Миргородский городской актив - А. Сластен, С. Панащатенко, врачи И. 3убковский, К. Горянов, И. Рубцов, бывший военный юрист П. Баль - немало сделали для благоустройства города. В частности, по инициативе этих деятелей и при их участии в 1914 г. пустырь «на Песках», примыкавший к художественно-промышленной школы и служивший городской свалкой, был расчищен, а на этом месте посажен замечательный парк - более 2000 деревьев и кустов. А в 20-х годах взялись за «куриное море» - низменный болотистый пустырь с малярийными комарами, площадью около пяти гектаров, находившийся в районе нынешнего стадиона. Его довольно быстро, даже при отсутствии техники, силами одних только энтузиастов и добровольцев, засыпали и выровняли, что позволило строить там жилые дома.

Времена тогда были жестокими, миргородцам жилось намного хуже, чем сегодня, но оптимизм и любовь к своему городу добавляла людям сил и желания работать.

Сегодня, бывая у нашего собора, возле «Лебединого озера», я всегда вспоминаю эту столетнюю историю с лужей и думаю: как нам не хватает сейчас таких людей, как Иван Зубковский и Афанасий Сластен, с их деятельной энергией и ненасытной жаждой творить добро и красоту.

Примечания.

1. Соколовская Е. Афанасий Георгиевич Сластион: Портрет из памяти. – Машинопись // Научный архив Миргородского краеведческого музея.
2. Отчет Миргородской городской управы за 1914 год. – Миргород, 1915. – С.22.
3. Протокол экстренного собрания Миргородской городской думы // Научный архив Миргородского краеведческого музея. – Папка «Курорт».

1998 г.