Фото Миргород :: mirgorod.com.ua

Древнейший Миргород

Людмила Розсоха

Древнейший Миргород.

Кого из миргородцев не волновало чувство священного трепета, чувство причастности к истории, прикосновению к древности, когда они находились возле Успенского собора, который ныне располагается на территории курорта? А особенно когда они сворачивали с асфальта и оказывались на поросшей травой местности между собором и излучиной реки Хорола. Именно здесь и находится та древняя территория, откуда пошел наш Миргород - Мир-городок, Мир-город, Мироград (такие названия зафиксировано в документах). А в «купчей грамоте» за 1751 г. упоминается еще одно название: там говорится о продаже «сенокосной луки, лежачей под городом Мир (подчеркнуто мной - Л.Р.), в урочище, прозываемом Килда» [1].

Время основания Миргорода теряется в глубине веков. Миргородский лекарь, знаток местной старины Иван Зубковский утверждал: «На одной исторической карте, относящейся к 1411 - 1514 гг., мне пришлось видеть его (Миргород - Л.Р.) таким, что существовал уже тогда и обозначен под названием «Миргородок» [2].

Именно в этом удобном месте, защищенном с двух сторон дугой Хорола, построили первые поселенцы древнейшую миргородскую церковь, без которой тогда не представлял своей жизни крещеный люд. Когда церковь разрушалась, то на ее месте или рядом строили новую. Так было несколько раз. Известно несколько дат сооружения в Миргороде новых церквей, которые носили название Успенская: 1648, 1802. Последняя соборная Церковь простояла до 80-х годов XIX века, когда началось строительство нового каменного храма Успения Пресвятой Богородицы, завершеное в 1887 г.

Успенская соборная церковь размещалась на территории миргородской крепости. Уже в самом названии города Миргорода есть подтверждение того, что он с древнейших времен своего существования имел крепость, то есть собственно «город» - оборонительное сооружение, огражденную, защищенную от врагов. А вторая часть названия Миргород указывала на то, что община («мир») была определяющим фактором жизни древнего города (вспомним выражения «собралось много мира», «с миру по нитке - голому рубашка» и др.).

Есть данные о том, что в 1659 г. в Миргороде «укрепили осаду в малом городе», то есть в крепости. Миргородская крепость занимала территорию, которую условно можно выделить из четырех сторон такими современными ориентирами: с запада - улица Гоголя (где теперь здание районной государственной администрации, аллея Героев), с севера и востока - изгиб реки Хорола, с юго-востока - начало улицы Сорочинской (там, где сейчас краеведческий музей). Крепость имела следующие размеры: 210 сажен длины, 90 саженей ширины. В середине крепости была меньшая по размерам цитадель с четырьмя бастионами - боевыми башнями (не из тех ли времен дошла до нас и миргородская фамилия Баштовый?).

Крепость была окружена валом, частоколом и рвом. По данным 1778 года, в ней имелось четверо ворот. Так называемые Городские ворота выходили на запад, в «город», за ними сразу начиналось торжище, место торга, где стояли ряды скамеек, это место как торговое сохранялось даже в 70-х годах ХХ века. Сегодня это сквер напротив дома райгосадминистрации, восточная часть современного рынка. Лавки были также на месте нынешнего универмага, почты.

Вторые ворота - Колокольные («Звонишние») выходили на северо-запад - от соборной колокольни к реке, на мост. К северо-востоку вели ворота, которые назывались Малыми, это примерно там, где сейчас мост через Хорол, ведущий во Дворец культуры курорта. А четвертые, Сорочинские, ворота выходили на юг, откуда начинался Сорочинский путь, ныне одноименная улица.

Остатки крепостного оборонительного вала сохранились до нашего времени: это возвышение над левым берегом Хорола от Успенского собора до начала улицы Сорочинской.

К югу и западу от крепости начинался ретраншемент - укрепление, расположенное позади главной оборонительной позиции. Это район современных улиц Якова Усика, Воскресенской, Кашинского, Старосветской, Заливной. Ретраншемент имел размеры: 335 саженей в длину и 160 в ширину [3].

Здесь издавна располагались селитряные заводы: в Миргороде еще с 30-х годов XVII века существовала отдельная королевская «администрация селитряных угодий» [4]. По описанию 1778 года, ретраншемент в Миргороде «селитренными завотчиками изрыт так, что по набережной сторони ретранжамента мало што осталось» [5]. Остатки вала и этих селитряных буртов еще сохранялись в начале ХХ века в усадьбах миргородцев Костомарова и Воскобойника (ныне улица Воскресенская). У Харьковской плотины было много мельниц. В рамках ретраншемента находилась церковь Воскресения Христова, теперь это юго-западная часть территории рынка, перекресток улиц Кашинского и Воскресенской.

С ретраншемента начиналось два пути: Хорольский и Багачанский, через реку пролегала дорога на Лубны. Река Хорол была окружена лугами и болотами и еще пахотными полями миргородцев. Два века назад город простиралось по обе стороны Хорола на три версты двести саженей на восток, а на юг - на три версты двести сорок саженей. План города не имел четких очертаний: как свидетельствует один из документов «фигура оного Иррегулярная».

В XVIII веке в Миргороде выделялось несколько крупнейших регионов: на левом берегу - Портянки, Лесок, на правом - Ведмедивка, Прилипка, Харкивка, Лычанка. Четыре последних в древности были, по сути, хуторами. Три из этих названий связаны с небольшими липовыми рощами, которые когда-то окружали Миргород. Остались нам с тех пор этимологически прозрачные названия Лесок (самого леса уже давно нет), Прилипка (название, возможно, произошло от «хутор при липках»). Что же касается названия Лычанка, то возможны два объяснения его происхождения. Первое - здесь жили люди, которые драли лыко из лип. Второе - что, по нашему мнению, более вероятно - это был хутор владельца по фамилии Лыченко, то есть Лыченков хутор. «Хутор Лыченко» Миргородской волости зафиксирован в русскоязычном издании - «Материалах подворной переписи Полтавской губернии» за 1900 год. А позже хутор Лыченко стал Лычанка. Хотя, если уж идти в глубину этимологии названия, то и сама фамилия Лыченко является производным от фамилии Лыко или Лычко - все от того же липового лыка.

Топоним Харкивка тоже происходит от собственного имени Харько (Харитон). Название Портянки в древности звучало как Портянники - там жили ремесленники-портянники, производившие порть (на языке наших предков это означало полотно, одежда из полотна).

Ведмедивка (или еще Медведовка), бывший хутор, названный по фамилии его владельца. Известно, что в начале XVIII века Трофим Медведь владел селом Шахворостовка и хутором близ Миргорода. В документе 70 х годов XVIII века Медведовка названа селом.

Достаточно большой район в центре города (нынешние улицы Независимости, Кашинского, Старосветская, И. Билыка, территория от магазина «Украина» до Острова) еще в 60-70-х годах ХХ века старшие миргородцы называли древним наименованием - Пожар; в XVIII веке это был «форштадт», то есть пригород. Само название Пожар не требует комментария. Однако мы не склонны связывать ее с конкретным событием - с сожжением части Миргорода татарами во времена гетмана Ивана Выговского (такая версия сложилась в краеведческих публикациях). Для этого утверждения нет документальных оснований, кроме того, пожар во времена Выговского была не единственной, на протяжении веков эти стихийные бедствия не раз охватывали целые уголки Миргорода, который имел сплошь деревянную застройку. Ни в «Плане полковому городу Миргороду с ближнею ситуациею» 1778 года, ни в «Описании Киевского наместничества 70-80-х годов XVIII века» топоним Пожар не зафиксирован. А на плане города второй половины XIX века он обозначен. Итак, можем предположить, что название Пожар связано с большим стихийным бедствием, в результате которого выгорел целый район города, где-то во временном промежутке конца XVIII - середины XIX века.

Представление о Миргороде начала XIX века дает список проектируемых зданий, замеченных в экспликации к плану города 1802 г.: это корпус для городничего, суда и казначейства, народное училище, почтовая контора, больница, почтовый конный двор, кузницы, дегтярные, «съезжий двор», то есть полицейская часть, новая ратуша. Старая ратуша - здание городского самоуправления - в конце XVIII века размещалась в центре города, как раз посередине между Успенской и Воскресенской церквями, это примерно на месте современной районной государственной администрации.

В 80-х годах XVIII века еще сохранялось, хотя и очень заброшенное, полуразрушенное городское деревянное оборонительное укрепление [6], которое даже в те времена называли старинным. Оборонный вал тогда уже опустился и порос травой, проходил неподалеку от «плецу» военного товарища Семена Ячного. Городская власть не восстанавливала укрепления, потому что в то время уже отпала необходимость в нем: границы Российского государства продвинулись далеко на юг, к Новороссии, и угроза со стороны татар исчезла; последние их нападение на Полтавщину произошло в 1768 году, когда татары дошли только до Кобеляк.

Все дома в Миргороде - и административные, и частные - в XVIII веке были деревянными, а в бедноты преобладали глинобитные «мазки». На весь город не было ни одной каменной постройки, даже церкви делались из дерева. В 1786 г. всех «обывательских» домов было 656, а проживало в них, как свидетельствует официальное описание, не более трех тысяч человек. Основной категорией населения были казаки, их насчитывалось 1368. Государственных крестьян в городе жило всего 107, зато «владельческих подданных», то есть крепостных - 1095. Было еще 364 так называемых подсоседки, которые не имели собственных хозяйств и жили «в соседях»; 134 разночинца, 20 церковнослужителей и 23 мещан. Жили в городе 14 купцов, содержали 52 лавки. Это была тогда весьма уважаемая категория населения. Кроме купцов, в официальных документах упоминаются еще «купеческим промыслом бавящиеся» - местные жители, которые вели мелкую торговлю, получая товары от приезжих купцов.

Миргород того времени был раскинут свободно и широко. Дворы жителей перемежались «плецами», т.е. незастроенными площадями, садами и огородами. Щедро родили вишни, яблони и сливы; поселенные в Миргороде грузины разводили виноградники. Было несколько небольших винокурен, водяные мельницы на Хороле, ветряки на выгонах за городом. По понедельникам и пятницам в Миргороде устраивались торги.

Своеобразными праздниками в тихой жизни Миргорода становились ярмарки. Ярмарочная площадь издавна была там, где сейчас стадион. В 1665 г. в Миргороде проводилось две ярмарки: на праздник Рождества Богородицы и в Николаев день осенний. В XVIII веке ярмарки проводились четыре раза в год: первая, весенняя ярмарка - «на среднепостной неделие, вторая - в праздник Вознесения, третья - 8 сентября, в день Рождества Богородицы, а четвертая - 6 декабря, «в Николаев день». Ярмарки длились, бывало, по несколько недель.

Далекие купцы привозили соль из Таврии, рыбу и кавьяр (икру) с Дона, «горячее вино» в бочках из Екатеринославщины, мед с Черниговщины, «красные товары» с Харьковщины, деготь с Правобережной Украины.

Миргородцы везли на ярмарки и торги железные, кожаные и суконные изделия. Из окрестных сел пригоняли для продажи лошадей, скот, овец, птицу. Варили на продажу пиво и мед. Торговали коноплей, полотном, ремесленными изделиями. Сапожники, портные, ткачи наперебой восхваляли на ярмарочной площади свои товары. Просили милостыню старцы. Возле слепых кобзарей толпилась молодежь, женщины, играли музыканты.

Гудело ярмарковище!

***

Во главе Миргородского полка стоял полковник. В состав полковой старшины входили обозный, судья, писарь, есаул и хорунжий. Высшая судебная власть принадлежала полковнику. В 1763 г. полковые суды были реорганизованы в гродские, а также создан земский и подкоморский суды. Гродский суд рассматривал все уголовные дела, подкоморский - разбирал тяжбы за землю среди представителей привилегированных слоев, а прерогативой земского суда было рассмотрение дел о побегах слуг, раздел имущества, выплату долгов и т.п. В штате Миргородского полка в середине XVIII века содержалось десять канцеляристов «для исправления дел», то есть для ведения канцелярских дел.

Население самого города входило в первую Миргородскую сотню. Вторым лицом после сотника, по тогдашней иерархии, шли пристав, ведавший общественными делами, и сотенный атаман, руководивший во время военных походов. Городовой атаман возглавлял полицию.

Миргородские казаки не только участвовали в военных кампаниях и походах, но и привлекались к принудительным работам по строительству и ремонту крепостей и укрепленных линий на юге Украины, для копания окопов, каналов далеко за пределами полка.

Миргородский полк имел связи, в том числе и торговые, со многими зарубежными городами. Так, например, в 1725 г. хорунжий Яреськовского сотни Миргородского полка Григорий Иващенко был послан в город Шльонск для закупки баранов.

В 50-60-х годах XVIII века, когда закрепощения приобрело особенно широкий размах, в среде «подданных» распространилось движение, известное под названием «поиски казачества». Всеми средствами, через суд люди пытались доказать свое казацкое происхождение, чтобы избежать порабощения. Множество миргородских документов свидетельствуют об этом.

Другой распространенной формой протеста были побеги в южные свободные земли, на Запорожскую Сечь. Так в мае 1744 г. в полковую миргородской канцелярии прибыло распоряжение о публичном наказание казаков Д. Тараненко и Ф. Гапоненко, которые пытались бежать на Запорожье. В 70-80-х годах на Полтавщине действовали крестьянские повстанческие отряды, которые возглавлял предводитель Семен Гаркуша. Сохранились свидетельства, что жители Миргородщины помогали прятать его.

В 1783 г., когда Миргород вошел в состав Киевского наместничества, был основан городской магистрат, уездное казначейство, дворянская опека, суды - уездный, нижний земский и сиротский. Были введены должности землемера и стряпчего.

С образованием уезда бывшая казацкая полковая старшина стала называться дворянством, а чтобы не очень «грубо» звучали насмешливые и язвительные казацкие фамилии, то их «облагораживали» на российско-дворянский манер. Так Бровки стали Бровковыми, Гаркушенки - Гаркушенковыми, Гавриши – Гавришевыми т.п. Среди мелких миргородских дворян были Короленки, Кирпотенки, Кизенки, Бакалы, Корсуньские, Лещенки, Маляренки, Пищимухы, Ячни, среди простых казаков и мещан - Винниченки, Лымари, Панащатенки, Гуржии, Сушки, Заиченки, Мищенки, Батиенки...

Можно насчитать несколько сотен миргородских казацких фамилий, встречающихся в городе и сейчас.

Настоящей поэзией древности веет от документов - свидетелей прошлого. Вот книга «купчих записей» миргородских жителей. Читаем однообразные подписи, определения:

«Решение учинить и у коллегии резолюции просить»... И вдруг - как вспышка! - Что-то знакомое, как из старинной думы: три брата Яворы, казаки миргородские Семен, Яков и Емельян продали сад свой вишневый своему соседу. В других документах они уже упоминаются как Яворовские, Яворовенки: тогда с фамилиями вели себя довольно свободно. В 1785 году царское правительство издало «Грамоту на право и выгоды городам Российской империи», согласно которой в Миргороде появился городской магистрат. В его состав входили два бургомистра и четыре ратманы, которых выбирали каждые три года. Появилась также городская Дума, которую возглавлял городской голова. Им был избран Степан Шереметцев, кременчугский купец, осевший в Миргороде [7].

По штату уездный город должен был иметь и медицинский персонал: доктора, лекаря, двух подлекарей двух лекарский учеников. Следует сказать, что все медики находились на «жаловании», без права самим брать плату со своих пациентов: на нужды медицины с каждого двора собирали налог - по одной копейке. Образование находилась на невысоком уровне: в 70-х годах XVIII века в Миргороде существовала только одна церковная школа. В архивах находим данные о женщинах, которых судили за колдовство.

Однако среди Миргородского казачества были и высокообразованные люди. Так 28-летний значковый товарищ Алексей Борошенко, служивший полковым канцеляристом, кроме русского, знал латинский, французский и немецкий языки [8]. Многие из миргородцев учились в Киевской академии - главном очаге образования тогдашней Украины.

***

Время разрушает камни, стирает надписи, уничтожает книги. Стираются в человеческой памяти имена, даты, события. Но наше прошлое - забытое и восстановленное - всегда с нами. Оно - в этой земле, в этом городе, который наши предки с гордостью, теплом и любовью называли «город Мир».

Примечания.

1. ЦДИАУК. - Ф.64. - Оп.1. - Спр.429. - Арк.27 н.
2. Зубковский И.А. Краткая историческая заметка в Миргороде. - Миргород. - Типография М.Г.Кагана и С.И.Роднянского. - 1912. - С.3.
3. Описание атласа XVIII в., подаренного Черниговской гимназии кн. Н.П. Голициным / / Киевская старина. - Том ХХIХ. - 1890, апрель. - С.141.
4. Крипьякевич И. Богдан Хмельницкий. - Львов, 1990. - С.136.
5. Описание атласа XVIII в.... - С.140.
6. Описания Киевского наместничества 70-80 годов XVIII в. - К.: Наукова думка. - 1989. - С.72.
7. ЦДИАУК. - Ф.127. - Оп.1014. - Спр. 124. - Арк. 16 н.
8. ЦДИАУК. - Ф. 736. - Оп.1. - Спр. 92. - Арк. 100.

1988-1989 гг.